Опрос
Что для вас деньги?
  • Добавить свой ответ

Офисная сказка

В некотором благоденстве в сетевом агентстве, на бизнес-просторе, в одной конторе жил да был начальник, и было у него три менеджера. Вот набрали они стаж, начальник собрал их и говорит:
— Менеджеры мои любезные, покуда я на пенсию не вышел, дверью не хлопнул, а трест не лопнул — пора вам свои отделы заводить. Ищите себе секретарш вышколенных да выученных, чтоб знали ксерокс и кофеварку, бухучёт и маркетинг, вам в помощь, мне на прибыль.
Поклонились менеджеры начальнику, сели за свои рабочие места, написали объявление о вакансии и послали его по электронной почте в глянцевый журнал. Ждут-пождут, кто на соискание придёт.
К старшему менеджеру пришла дочка замминистра — бегает быстро, поводит очами, Гарвард за плечами. К среднему менеджеру пришла дочка нефтяного магната — чуток полновата, зато в белом сари и на красном Феррари. А к младшему, Ивану-чаевичу, никто не пришёл, так он весь день, как дурак, и просидел в приёмной. 
Закручинился младший менеджер и пошёл вниз по лестнице со своего этажа. Дошёл до самого чёрного входа, смотрит — а в холле на табуретке сидит драная панкушка с фенечкой на руке и глянцевый журнал, стащенный с ресепшена, листает. И как раз на том самом объявлении держит.
Иван-чаевич и говорит ей:
— Панкушка-панкушка, а ну положь литературу на место и вали, пока я охрану не вызвал.
А панкушка ему отвечает:
— Бери меня в секретарши!
— Что ты? Как же я возьму панкушку в секретарши, — говорит ей Иван-чаевич. — Меня же все засмеют.
— Бери, знать судьба твоя такая!
Повздыхал младший менеджер, но делать нечего. Отвёл он панкушку в свой кабинет, усадил за свой стол. Начальник подмахнул три приказа: каждому менеджеру — по отделу, со штатом, оборудованием и личной секретаршей. У старшего — дочка замминистра, кофе как из канистры, клиентская база в Усть-Жопске, но дружит с Оксаной Робски. У среднего — дочка нефтяного магната, по телефону матом, клиенты — хрен там, но с английским акцентом. А у младшего, Ивана-чаевича, панкушка сидит, фенечку вертит, кнопки тыкает и смеётся.
Вот собрал начальник менеджеров на совещание.
— Хочу, — говорит, — смотреть на уровень ваших секретарш. Пусть они мне к завтрему годовой баланс сведут.
Поклонились менеджеры шефу и пошли по своим офисам.
Иван-чаевич пришёл к себе, чай не пьёт, в сапёра не играет, сопли утирает. Панкушка по офису скачет в наушниках, спрашивает:
— Что, начальничек, невесел, что компьютер подвесил, али горе какое?
— Шеф велел к завтрему годовой баланс свести.
— Не заморачивайся, Иван-чаевич, иди домой, утро вечера кредитоспособнее.
Ушёл младший менеджер, а панкушка — прыг с кресла, сбросила с себя фенечку и обернулась Василисой Пре-релизной, такой специалисткой, что и в сказке не описать.
Позвонила она по мобильнику с одной кнопкой:
— А ну-ка, замзав, начсбыт, бухмаш, сведите мне к утру годовой баланс, как у моего прежнего босса было!
Приходит Иван-чаевич с утра, глядь — панкушка опять в наушниках скачет, а на столе годовой баланс лежит, с тиснением на обложке. Обрадовался младший менеджер, сунул его в папку и помчался на совещание.
А там начальник уже других менеджеров принимает. Развернул он годовой баланс от старшего —
— Для этого баланса надо долго в уме считать.
Развернул он баланс от среднего —
— Этот баланс только в ПБОЮЛе сдавать.
Раскрыл он баланс от младшего —
— Ах! А этот баланс хоть сейчас инспектору подавать!
Пошли старшие менеджеры по своим офисам и списываются по аське:
— Напрасно мы смеялись над секретаршей Ивана-чаевича, не панкушка она, видать, а из теневых структур…
Вот прибегает курьер, приносит новое указание начальника — разработать к завтрему новую рекламную концепцию.
Загрустил Иван-чаевич, чай не пьёт, в косынку не играет, яндекс ковыряет.
— Что печалишься, начальничек? — спрашивает панкушка.
— Шеф велел к завтрему рекламную концепцию разработать.
— Не заморачивайся, Иван-чаевич, иди домой, утро вечера кредитоспособнее.
Ушёл младший менеджер, а другие секретарши смекнули, что дело нечисто, и послали бабушку-уборщицу посмотреть, что панкушка делать будет. А та проведала про это, положила монитор экраном на ксерокс и копирует сайт какого-то школьника про реформу минобраза. Рассказала бабушка-уборщица об этом другим секретаршам, те и стали так же делать.
А панкушка скинула с руки фенечку, нажала на мобильнике кнопку и говорит:
— А ну-ка, замзав, начсбыт, бухмаш, разработайте мне рекламную концепцию, какие у моего прежнего босса ежемесячно были!
Иван-чаевич пришёл с утра, смотрит — а на столе уже рекламная концепция в трёх томах лежит, с брендбуком, диспенсером и шелфтокером.
Обрадовался младший менеджер, схватил всё в охапку и побежал на совещание. А там начальник уже работу других менеджеров принимает.
Глянул он на концепцию старшего — и послал того в приёмную. Развернул концепцию среднего — и послал того ещё дальше. Раскрыл он брендбук младшего — и тут же дал указание размножить и разослать по всем филиалам.
На радостях объявил начальник на завтра корпоративную вечеринку от обеда и до упора. Сидит Иван-чаевич опять грустный, чай не пьёт, в чате не сидит, галстук теребит. — Что опять невесел? — спрашивает его панкушка. — Али поставки задерживают?
— Как же мне веселиться? — отвечает ей Иван-чаевич. — Шеф корпоративную вечеринку затевает, с секретаршами. Меня же все клиенты засмеют.
— Не заморачивайся, начальничек, иди туда один, я вслед за тобой буду. Как услышишь салют и оркестр, не пугайся, а скажи: «Это моя панкушка в раскладушке едет».
Вот пришёл Иван-чаевич на корпоративную вечеринку один. Вокруг соседние секретарши ходят — накрашенные, напомаженные, ноги от ушей, рот хоть стоматолога пришей — смеются над ним. Мол, ты б, Иван-чаевич, свою секретаршу хоть бы на флешке принёс, небось все вокзалы исходил, пока нашёл…
Сели начальник с штатом и вип-клиентами за столы дубовые, за скатерти икеевские. Тут — салют, фейерверк, оркестр и мотоциклисты с зажжёнными фарами. Испугались все, легли на пол, руки за голову, а Иван-чаевич им и говорит:
— Не пугайтесь, коллеги! Это моя панкушка в раскладушке едет.
Подъезжает к парадному входу кортеж, в центре сияющий Bugatti Veyron едет, менты по дороге навытяжку становятся, вертолёт сверху стрекочет. Выходит из автомобиля Василиса Пре-релизная, в сарафане от Гайнвилле, в калошках от Вайтцмана, все секретарши там в обморок и попадали.
Накушались гости, врубили дискотеку на пять этажей, стали плясать. Василиса Пре-релизная взяла старый картридж от принтера — в один рукав положила, взяла стопку битых дисков — в другой рукав положила. Махнула одной рукой — стала DVD-панель во всю стену, махнула другой — пошла прямая трансляция с Формулы-один из Маньи-Кура. А другие секретарши, глядя на неё, тоже так попробовали, но только всех вип-клиентов тонером загадили, а начальнику диском прямо в зубы засадили. Рассердился тот и уволил обеих секретарш с грифом к.е.м.
В ту пору Иван-чаевич в свой офис тишком пробрался. Увидел фенечку на клавиатуре, да и в шредер её засунул. Вернулась Василиса Пре-релизная с корпоративной вечеринки, смотрит — а нет её фенечки, только шредер хрупает да дымится.
Расстроилась она, села на факс и говорит:
— Что же ты, Иван-чаевич, наделал? Подождал бы ещё три дня, срок моего контракта бы и вышел. А теперь ищи меня в некотором концерне, где — прикидывай вчерне, на далёком пати в забугорном синдикате, в виртуальном резидентстве, в тридевятом агентстве, у Кащея Бессметного.
Сказала так, превратилась в факсовый листок и куда-то отправилась. Бросился Иван-чаевич к факсу — а там вместо цифр номера одна древняя псевдографика.
Погоревал Иван-чаевич, заархивировал рабочие файлы и отправился вон из офиса, куда глаза глядят. Долго ли, коротко ли шёл — а спустился опять на самый первый этаж, где панкушку свою когда-то встретил. А там сидит на табуретке старичок-вахтёр и вход загораживает.
— Стоять, — говорит. — Документ давай!
Рассказал ему Иван-чаевич про свою беду, а старичок ему и говорит:
— Что же ты такую секретаршу-то профукал? Это же сама Василиса Пре-релизная была, ей три дня до альфа-версии оставалось. А теперь поди найди к ней регистрацию. Ну, делать нечего, вот тебе gps, ступай смело, куда он покажет.
Поклонился Иван-чаевич старичку-вахтёру и пошёл по белу свету, куда gps пищит. На офисной стоянке видит он — стоит ламборджини начальника, а в зад ему милицейский жигуль въехал. Только снял младший менеджер мобильник с пояса, а из жигуля мент помятый вылезает и говорит человеческим голосом:
— Не закладывай меня, Иван-чаевич, я тебе пригожусь.
Пожалел Иван-чаевич мента и пошёл дальше переулками да скверами. Видит он — стоит палатка с шаурмой, а сзади неё сидит торговец и ингредиенты приманивает. Только сорвал честный менеджер мобильник с пояса, как говорит ему торговец человеческим голосом:
— Не закладывай меня, Иван-чаевич, я тебе пригожусь.
Пожалел Иван-чаевич торговца и пошёл дальше эскалаторами да переходами. В давке на перегоне Таганская-Пролетарская увидел он, как пацан-жиган мобилку у гражданина срезает, скрутил менеджер пацана-жигана, а тот ему и говорит человеческим голосом:
— Не сдавай меня в обезьянник, Иван-чаевич, я тебе пригожусь. Пожалел Иван-чаевич пацана-жигана и пошёл дальше лестницами и чердаками. Видит он — висит толстый кабель, весь на проводки размотанный, а под ним админ лежит, прозванивает все по очереди.
— Помоги мне, Иван-чаевич! — говорит админ человеческим голосом. — Подержи плоскогубцы здесь, здесь и здесь одновременно, а там рубильник включи.
Помог Иван-чаевич админу и отправился дальше. Дошёл он до портового офиса, забрался в самый пыльный ангар, где в дальнем углу за тюками и палетами конторка логистики на рельсовом кране висит и вокруг себя поворачивается.
— Конторка-конторка, — говорит Иван-чаевич, — а ну, повернись к складу задом, ко мне передом, как подрядчик ставил, пинком поправил.
Повернулась логистика передом, заходит туда Иван-чаевич, а там на продавленном кресле Супер-Карго сидит, в реестр глядит, очками качает, ничего не замечает.
— Не знаю таких! — кричит. — У меня после «Ив Монтана» сразу «ивовые прутья» идут! Зачем, добрый менеджер, ко мне пожаловал? Неустойку пытаешь или груз отправляешь?
Иван-чаевич ему отвечает:
— Ах, ты, слабое звено, ты мне сначала чаю принеси, в кресло усади и командировку подпиши!
Всё сделало Супер-Карго, и рассказал ему менеджер о своих проблемах.
— Знаю-знаю, — говорит Супер-Карго, — твоя секретарша теперь у Кощея Бессметного. Трудно будет её договор аннулировать, смета кощеева в процессоре, процессор в пентиуме, пентиум у юзера, юзер в бронированном джипе, а джип тот — на охраняемой спецстоянке на крыше небоскрёба.
Попил Иван-чаевич чаю у Супер-Карго, и показало оно ему тот небоскрёб на горизонте.
Долго ли, коротко ли шёл Иван-чаевич, а добрался до того небоскрёба, залез к нему на крышу и упёрся в колючую проволоку под напряжением, охрана от ворот косо смотрит — как тут до процессора добраться. Внезапно спускается вертолёт, из него тот помятый мент с офисной стоянки выскакивает, а следом за ним — взвод ОМОНа в масках. Положили они всю охрану, окружили бронированный джип, а юзер внутри закрыл все щитки и не вылазит. Тут выскакивает пацан-жиган с перегона Таганская-Пролетарская, забрался под джип, пошуровал там, какие-то проводки соединил — и завёлся джип сам собой. Поехал прямо, через бортик крыши перевалил и ухнул вниз с небоскрёба.
Спустился Иван-чаевич на лифте, выходит во двор — а там из подушек безопасности и осколков брони юзер с пентиумом подмышкой уже выбрался и ноги делает. Бросился Иван-чаевич за ним в погоню, да юзер слишком привычный оказался, не догнать. Тут как раз торговец шаурмой из переулка выбегает и бросает под ноги юзеру самую жирную свою продукцию.
Поскользулся юзер и грохнул пентиум об асфальт — тот на куски и развалился. А самая главная плата из него вылетела, упала с эстакады и попала прямо на компьютерную свалку.
Залился тут Иван-чаевич горькими слезами — как же в компьютерной свалке нужную плату сыскать. Как вдруг вылезает оттуда админ и протягивает нужную плату, а в ней процесор сияет.
Начал Иван-чаевич у процессора ножки отламывать. Отламывает — а царство кощеево вокруг рушится: исчезают поставки, стираются договоры и обнуляются счета. Наконец, сломал последнюю ножку Иван-чаевич, и в главной кащеевой смете не сошлись дебет с кредитом — тут-то оно всё и рухнуло окончательно, а Кащей загремел в читинскую область.
Заходит Иван-чаевич в кащеевы палаты, а навстречу ему Василиса Пре-релизная выбегает и свою трудовую книжку подносит. Воротились они к себе в офис и работали там счастливо до самой пенсии. И я там был , кока-колу пил, задаток получал, а сервак не подключал, вот и сказке хеппи-энд, кто дослушал — вип-клиент!

Мой блог находят по следующим фразам

Оставить комментарий

Статьи пользователей
Пока ничего нет
Реклама
загрузка...
Календарь записей
Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  
Статистика сайта